?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Добро пожаловать!

Добро пожаловать на борт, дорогой спутник! Мы с тобой отправимся в не совсем обычное путешествие за не совсем обычными сокровищами. Поплывем по волнам к далекой Парме в поисках неизведанных тайн, древних легенд, загадочных преданий и неземных красот.
И кто знает, может быть, этот путь поможет тебе найти твой собственный…


Карта.jpg

Расписание маршрутов:
Понедельник – путешествие по Пермским просторам
Среда – свободное плавание «Куда глаза глядят» для самых смелых искателей приключений
(Внимание! Могут встретиться сюрпризы)

Суббота – странствие по землям Древней Чердыни

Определились с курсом?
Облюбовали место на палубе?
Тогда вперед, навстречу приключениям! ;)

Всегда на связи,
ваша юнга Лиза

P.S.
Пока мы еще на берегу, давайте познакомимся. Напишите пару строк о себе. Как вас зовут, чем увлекаетесь и что больше всего любите в путешествиях.

Tags:

Тихая охота. Травы

Июль. Солнце. Тихая охота продолжается.
Сегодня мы с вами отправимся за травами.
Поднимешься на гору, а там разноцветье.
Соберешь вначале листья Кипрея, чтобы зимой баловать себя вкусным чаем.

Нарвешь душицы. Поистине пленительный аромат!

Не забудешь и о клевере.
Идешь себе по полю, любуешься видами, и тут вдруг понимаешь, что ты здесь не один. Охотятся за травами и козы.

Смешные, забавные, доверчивые. Увидели тебя - и к тебе бегут. Радостные. Козленок подбежал. На задние ножки поднялся, "стук" тебя легонько передними. Поделись, мол, земляничкой, не будь жадиной, да кипреем не скупись.Так из кулечка травы и вытаскивает.
Подружишься с козами, порезвишься на полянке, пора и домой возвращаться. Спускаешься к дому, а козы за тобой целой вереницей. Так до калитки и провожают.
"Ну, до встречи, братья меньшие, придем еще к вам на полянку, вместе на травы поохотимся".

Загляните, и вы, друзья, на земляничные полянки. Наберите на зиму душицы, кипрея, мяты, чтобы пить студеными вечерами душистый чай и вспоминать о чудесном лете.

Земляничная охота

Добрый день, уважаемые спутники!
Сбор земляники в самом разгаре, и мы с вами отправимся сегодня на земляничную поляну.

Каждая полянка как остров. Идешь-идешь, вокруг трава по пояс, и тут вдруг раз - оазис. Мне долгое время земляничные поляны казались фантастикой. Думала, они только в сказках возможны, а в реальности: раз ягодка, два, ну и третья в лучшем случае попадется. Нынче же повезло.

Собираешь землянику, заодно и с лесными жителями знакомишься. Муравьишки трудятся, пауты (как без них) укусить стараются, мошка не дремлет, дружелюбные бабочки на руки садятся - тоже хотят ягодкой полакомиться.

Присматриваешься к полянке. Видишь - муравейник раскурочен, да и пень тоже. Понимаешь: ага, значит, Потап Потапыч неподалеку бродит. Надо бы испугаться, а не страшно. Знаешь, что медведи летом добрые, сытые, к людям благосклонные.  Знай только, песни пой погромче, чтобы Потап Потапыч тебя издали услышал и в твою сторону не направился.

Спешите и вы полакомиться ягодками и полюбоваться природой, пока погода позволяет.
Останки Михаила Романова, брата Николая II, до сих пор не найдены. Со дня его убийства прошло сто лет. Ученые ищут, поднимают архивы и, даст Бог, когда-нибудь найдут.
Есть множество версий, где могли убить Михаила Романова. Большинство из них связаны с Соликамским трактом г.Перми. Известно, что Михаила Романова и его секретаря Николая Джонсона вывезли из города большевики, ехали по Соликамскому тракту, проехаи склады Нобеля, а затем свернули направо. Там-то, проехав еще немного, большевики убили Михаила Романова и Николая Джонсона.
Мы тоже решили провести собственное любительское расследование: изучим карты 20 века, прогуляемся по тем местам, где, возможно, век назад было совершено убийство, обсудим плюсы и минусы каждого предполагаемого места.
Итак, перед вами карта (http://www.etomesto.ru/map-perm_1895-solikamskiy/)

Многие ученые считают, что Михаил Романов был убит где-то здесь, в районе реки Язовой, так там была дорога направо.
Однако нам кажется, что там Михаила Романова убить не могли, потому что, во-первых, это не очень далеко от Мотовилихи, совсем рядом находились жилые селения. На вряд ли большевики стали бы убивать брата императора в такой близи от города и местных жителей.
Мы предполагаем, что Михаила Романова увезли дальше по Соликамскому тракту. На этом тракте как раз-таки находились склады Нобеля и, кроме того, в 1918 году на этом же тракте уже начал работать Суперфосфатный завод. Вполне возможно, что недалеко от этого завода была дорога, пусть проселочная, лесная, по которой, работники завода могли вывозить лес на избы, для дров или для производственных целей.   
Начнем мы с вами наше расследование с  этой точки:

Место, надо сказать, очень красивое. Березовая роща, освещенная солнцем.

Да и добираться до этой рощи было одно удовольствие. Путь шел сначала на гору, с которой открывался потрясающий вид на город.

Затем спустились вниз и оказались в этой самой роще.
Давайте пропишем «за» и «против», что Михаила Романова могли убить здесь.
+ Это место находится дальше складов Нобеля
+ Безлюдное в начале 20 века
- Неизвестно, была ли там хотя бы лесная дорога

В следующий понедельник мы расскажем вам о предполагаемом втором месте, где могли убить брата Николая II.
Доброе утро, уважаемые путники!
Сегодня продолжаем наше путешествие в Чердынь 19 века и, как обещали в прошлый раз,  познакомимся с людьми, которые удивили М.И.Калинина – гостя из Петербурга, автора очерка «Чердынь», опубликованного в 1848 году в журнале «Иллюстрация».


Вызывает восхищение столичного жителя  чердынский антикварий В.Н.П., которому посвящена портретная зарисовка:

«Пройдут века, а имя В.Н.П –ена не изгладится из памяти Чердынцев. Рассказывают и о нем много кое-чего такого… но про кого же не говорят? По моему мнению, В.Н. был более чудак, нежели человек злой. В Чердыни его иначе, заочно, не величали, как князем <…>. Он был в самом деле человек необыкновенный: образ жизни вел чрезвычайно аккуратный, был воздержен, а потому до самой смерти сохранил свежесть лица, не нуждался в очках, не бывал болен, любил книги, читал все, что мог достать, не разбирая медицина ли, физика, поваренное ли искусство или уложение и в случае пользовался сам и пользовал других своим практическим знанием. Больны вы, В.Н. как тут со своими склянками (медика в Чердыни тогда не существовало, а в городской больнице, которая была под заведыванием Соликамского врача, какие могли быть медикаменты), пожалуй, и зуб вам выдернет, даже весьма искусно, и кровь пустить… одним словом, излечит все ваши недуги. Научит, как приготовлять наливки, солить огурцы и грузди, варить рыжики и пр.» [4; c. 151-152]

С ироничной улыбкой описывает М.И.Калинин Ивана Михайловича Валуева:

«От здешних Валуевых осталось: несколько нежилых каменных домов, несколько бедных семейств и наконец бренный остаток рода Валуевых, облеченный в долгополое синее рубище, с медною бляхою на груди и с палочкою в руке, т.е. с неизменными отличиями десятника городнического правления: В Чердыни всякий знает Ивана Михайловича Валуева, за то и И.М. Валуев знает всех  и каждого порознь; – всегда первый явится с поздравлением: рюмка водки, – И.М. весьма доволен, что проявляется в приятной на его устах улыбке»[3; c. 182-183].

Одна из портретных зарисовок посвящена вогульскому князю, которого М.И. Калинин называет князьком:

«Князьку лет около 50, очерк его лица чисто азиатский, глаза узкие, цвет медно-желтоватый, черные волоса падают прядями, бороду бреет. На нем сверх красной татарской рубахи с расстегнутым воротом, из-за которого проглядывала широкая, обросшая густыми черными волосами, грудь с золотым на ней крестом, обличавшим в нем Христианина, было надето пальто из прелестнейшей оленей шкуры, сшитой вдвое шерстью внутри и наружу, на холоде оно завязывается сверху до низу пришитыми на боку ремешками»[3; c. 214].


С доброй улыбкой рассказывает Михаил Калинин о И.А.В:

«Это был некто И. А–ч. В – н., истовый Чердак во всех отношениях и человек уже близкий к старости. По склонности своей (а может, и страсти) к музыке, что, впрочем, в нем, глядя на его длинную сухую фигуру, обвернутую в долгополый синий сюртук, и подозревать было невозможно, завел у себя в доме довольно хороший орган и ежедневно, по нескольку часов сряду, не иначе, как сам, в свое удовольствие, вертел все танцы, марши и песни, положенные на двух валах – «со по порядку», – начиная всегда с № 1-го <…>»[4;
c. 215].

Вот такие удивительные люди повстречались М.И. Калинину в Чердыни.
Может быть, и на вашем пути, дорогие читатели,  попадались такие интересные личности, иногда чудные, иногда смешные, но  в любом случае достойные небольшого очерка.

Ссылка на очерк М.И. Калинина: Калинин М.И. Чердынь // Иллюстрация: еженедельное издание всего полезного и изящного. - Санкт-Петербург: Т. 7 1848 июль-декабрь – c.150-154, 212-216. / http://dlib.rsl.ru/viewer/01003192392#?page=3

На Красной горке

Сегодня мы с вами отправимся на прогулку по Красной… нет, не по площади, а по Красной горке.
Это удивительное по красоте место. Если будете когда-нибудь в Перми, обязательно подниметесь на Красную горку (ныне мкр Чапаевский Орджоникидзевского района). Вы сразу узнаете это место по белокаменной часовне памяти Михаила Романова, которого сто лет назад расстреляли большевики примерно на этой территории. Где точно убили его, брата нашего последнего императора Николая II, до сих пор неизвестно. Этой тайне века мы посвятим несколько статей,  первую из которых сможете прочитать в понедельник, а сегодня просто полюбуемся красотой этого места.

В мкр Чапаевский удивительный сосновый лес, древний и могучий. Заходишь в него – и словно попадаешь в параллельную реальность.

Идешь-бредешь по тропочке и вдруг оказываешься в раю. (И в этом нет ни капли преувеличения). Перед тобой прекрасное поле, усыпанное золотыми цветами-звездами.

Куда ни посмотришь, везде цветы. Маленькие головки покачиваются в такт ветра, а сам ветер, мягкий и мудрый, скользит по полю, устремляясь к красавице Каме, и теряется в лесах.

Воздух чистый-чистый, такой, какого никогда не бывает в городе.
Смотришь – недалеко пасутся козочки. Прямо-таки пасторальная картина.

Надышишься благоуханным воздухом, налюбуешься красотами – пора и привал устроить. Жаль только, скатерти-самобранки нет. Но ничего, мы люди находчивые, к пикнику подготовились.
Усядешься на полянку, на скатерку бутерброды выложишь, яички, помидорки с огурчиками, облизнешься и приступишь к трапезе. На свежем воздухе, да еще среди такой красоты, в тысячу раз приятнее обедать.

Наверняка и в вашем городе есть затерянные места – параллельные вселенные. Обязательно разыщите их, полакомьтесь свежим воздухом и бутербродами;)

Территории забвения

Сегодня мы с вами отправимся в Пермь начала XX века, а именно в ту часть города, которая с 40-х годов ХХ века стала именоваться Орджоникидзевским районом, а ранее считалась Пермским уездом.

Тех храмов, о которых мы хотим вам рассказать, нет на карте современной Перми. Петропавловская церковь села Левшино и Свято-Троицкая церковь-часовня пос. Балмошная (ныне мкр Чапаевский) располагались на территории современного Орджоникидзевского района. В богоборческие годы они были разрушены полностью.


Церковь села Левшино

В 50-х годах ХХ века село Левшино было затоплено при строительстве Камской ГЭС. Вместе с селом исчезла с лица земли и Петропавловская церковь. По воспоминаниям старожилов, церковь была очень красивой, высокой, белокаменной. Она возвышалась над устьем Чусовой. Звон колоколов созывал на службу как жителей Левшино, так и жителей Банной Горы, Подстрелки, Усть-Чусовой и других населенных пунктов.
Петропавловская церковь была возведена в 1902 году тщанием жителей Левшино и благотворителей. Церковь имела две часовни во имя святого пророка Илии и в честь иконы Божией Матери «Иверская».
Когда к власти пришли большевики, то они стали использовать церковь как гараж, где хранили тракторы и прочую технику, а часовню в честь пророка Илии – как лавку отдела рабочего снабжения. Затем храм разрушили, а потом он уже вместе с селом ушел под воду.
Примечательно, что при храме работала церковноприходская школа, в которой обучалось от 90 до 120 детей в год.

Что и говорить, а духовные традиции были очень сильны в Левшино. В одном из архивных документов мы читаем: «Отношение прихожан к церкви за малым исключением благоприятное и любовное. Долг святых таинств исповеди и причащения исполняют целыми семействами, особенно в воскресные и праздничные дни. Храм посещают усердно».

Последним священником, кто служил в церкви Петра и Павла, был Виктор Диаконов. Когда церковь закрыли, он служил в Вознесенской церкви в селе Красная Слудка. 6 августа 1937 года его арестовали, а 1 октября этого же года в 24 часа он был расстрелян.
Родные отца Виктора ничего не знали о его смерти. Свидетельство о смерти Виктора Васильевича они получили только в 1956 году. Причина и обстоятельства ее объяснялись так: умер в 1943 г. в лагере от кровоизлияния в мозг.

Церковь на Соликамском тракте

И еще один храм… на станции Балмошная, так ранее назывался Чапаевский. Об этой церкви в архивных источниках достаточно мало сведений. Но мы установили, что освящена она была во имя Святой Троицы. Это была небольшая деревянная церковь-часовня, которая располагалась по Соликамскому тракту, на улице Трактовой. (На этом месте сейчас небольшая березовая рощица, прямо за остановкой «Вторчермет».) Построили ее примерно в 1917-1918 годах. Поселок как раз в это время начал разрастаться. И храм был нужен: до ближайших церквей, которые находились в   Мотовилихе и Левшино, верст 6-7. Вот и решили построить небольшую часовню здесь, на Балмошной. Кто-то из местных жителей отдал для ее возведения припасенный в хозяйстве небольшой деревянный сруб. Люди обустроили свою церковь, благоукрасили.  Неподалеку от храма на угоре было и кладбище. Любопытная деталь: в этом же поселке, на ул. Логовая, в одном из домов (кстати, он сохранился до наших дней) жили общинкой монахини из разоренных в Перми обителей.
По воспоминаниям старожилов, в Свято-Троицкую церковь-часовню приезжали даже жители Гайвы, переправляясь через Каму на лодке. Известны и священники, которые служили в ней. Один из них, в прошлом белогорский монах, Иоанникий Лихачев. В тридцатые годы он был арестован, много лет провел в лагерях. 
Другой священник, служивший в этом храме - Анатолий Шмонин. Вместе с  женой он жил рядом с церковью, в доме № 5 по ул. Трактовой.
Отец Анатолий был расстрелян за контр-революционную агитацию (как значится в материалах архивного дела) в 1937 году по решению тройки ОГПУ. Жена батюшки, Юлия Михайловна, тоже ничего не знала о судьбе мужа, ждала его возвращения, направляла письма в НКВД с просьбой пересмотреть его дело, но ответа так и не дождалась.
После ареста священника Свято-Троицкую  церковь закрыли, какое-то время она пустовала, и жители поселка направляли ходатайства в различные инстанции с просьбой вернуть церковь верующим, но увы… Церковь стали использовать под различные хозяйственные нужды, а затем в ней разместился цех по производству чернил.

…В водах реки Чусовой обрела свое упокоение Петропавловская церковь, стерта с лица земли и небольшая церковка, когда-то существовавшая на Соликамском тракте. Но все-таки всему свое время: время предавать забвению и время вспоминать об утраченном, время разрушать и время восстанавливать. Возвращено  доброе имя Виктору Диаконову, Анатолию Шмонину, как и всем другим безвинно пострадавшим в годы гонений на Церковь… В Орджони­кид­зевском районе Перми  ныне действуют храмы на Гайве, Кислотных Дачах, в Голованово. Будут ли когда-то возрождены утраченные святыни?.. Наверное, это зависит от каждого из нас, от нашей памяти, которая, если ее помножить на действия, способна возвратить из небытия, казалось бы, навсегда исчезнувшее. 

Фото с сайта: my.mail.ru/community/levshino


P.S.
А есть ли в вашем городе территории забвения?
Чердынь – древний, на семи холмах, город, который и по сей день полон тайн и загадок. 
Он привлекает величавым спокойствием лесов и сокровенным шепотом рек. Кажется, каждый шаг по этой земле уводит тебя все дальше и дальше от шумной цивилизации и приближает к истине, скрытой в чердынских скалах.
Прежде чем отправиться в путь, предупрежу: сегодня мы пустимся в путешествие не только сквозь пространство, но и сквозь время. Перенесемся в сердцевину 19 века!
Проводником нашим будет М.И.Калинин, который жил полтора века назад в Петербурге, но отправился в Чердынь с просветительской целью: упрочить нравственность, посеять семена веры, научить земледельцев грамотности. Он прожил в Чердыни несколько лет, а вернувшись домой, написал очерк  «Чердынь» и опубликовал его в петербургском журнале «Иллюстрация» в 1848 году.

Ну как, готовы к путешествию?
Пристегнули ремни?
Тогда полны-ы-й впере-е-ед, в Чердынь 19 века!

Впервые направляясь в Чердынь, М.И.Калинин, как и мы с вами, испытывает страх и тревогу. Чердынь для него – «terra incognita», чужой и страшный мир, «место юдоли, скорби и плача», где терпел страдания боярин Михаил Никитич Романов, куда ссылают чиновников «за некие деяния» и где даже живут колдуны (!): 
«Признаться, неутешительно провести в ней лучшие лета юности! Но, продолжал я с каким-то увлечением, ужели счастье обитает только среди многолюдного населения столиц?.. Ужели без тех вожделенных искушений, которые рассыпаны в столицах на каждом шагу, человек не может быть счастлив?.. Нет, тысячу раз нет, я думаю иначе, – я помирюсь – и, кажется, скоро с этою страшною для многих Чердынью!.. <…> А между тем буду разнообразить время чтением, приобрету знакомства;  – летом охота, зимою катайся на оленях; посещу место, освященное памятью заключенного страдальца; а древности Чердыни, а колдуны ее – разве не займут меня?..»
Займут, конечно, займут, как и сейчас занимают нас красоты, радости и сокровенные тайны Чердынской земли.
Стоило столичному жителю увидеть природу Чердынского края, как тревожные мысли вмиг покинули его:
«Пред глазами моими развернулась очаровательнейшая панорама: направо, за безграничным лесом, подошву которого орошает Вишера своими быстрыми водами, протянулись, по направлению от юга к северо-востоку, горы Помоненыя (отрасль Уральского хребта), увенчанные пирамидальными камнями и представляющиеся издали замком времен рыцарства<…>»

Представление М.Калинина о чердынцах меняет разговор со стариком, жителем Чердыни, грамотным, религиозным человеком, знающим и любящим басни Крылова.
«Старик довольно красноречиво отвечал на мои вопросы, делая между прочим свои замечания, изобличавшие в нем ум, не чуждый образования. Изумленный, я не знал, к чему отнести такое образование крестьянина в стране, столь глухой, отдаленной!.. Старик, как видно, понял меня и объяснил, что смолоду учился мало, мало, бывал везде – даже в Питере».
Чем больше знакомится столичный учитель с Чердынским краем, тем ближе становится ему этот провинциальный уголок.

Проходит время, и он уже сам называет себя жителем Чердыни: «С каким восторгом мы, обитатели Чердыни, встречали, бывало, первую улыбку благодатной весны!<…> Весною и летом у нас бездна своих удовольствий».
Удовольствиями М.Калинин называет лучи солнца, реки, скинувшие ледяную шкуру, собирание грибов, охоту…
«О! Мало ли еще чего не придумает наше пылкое воображение? А вы уже думали, что мы люди вовсе без воображения!..»
Живя в Чердыни, учитель из столицы сближается с местными жителями, среди которых некий антикварий В.Н.П.:
«Пройдут века, а имя В.Н.П. не изгладится из памяти чердынцев. Рассказывают о нем много кое-чего такого…»
Ну а что именно такого рассказывают о загадочном В.Н.П., узнаем в следующую субботу.

До встречи,
ваша юнга Лиза

Фото с сайтов: http://visitperm.ru/sightseeing/nature/zhigalansknature/polyudov_kamen/, http://turbina.ru/guide/Tcherdyn-Rossiya-87537/Zametki/Tcherdyn-Perm-Velikaya-94016/photo2666854/, https://show.7ya.ru/contest-showphoto.aspx?RubrID=1517&PhotoID=3972610